бизнес журнал

Игорь Суслов

Игорь Суслов

Всегда открывается новая дверь 

Глава представительства компании Hammelmann в России и СНГ рассказал ЧД о том, чем в его бизнесе помогают преемственность поколений, историческое образование и деликатность и какие управленческие принципы обеспечивают компании 30%-й прирост в кризис.

Как ваша личная история развивалась?

У меня три высших образования. Первое историческое – хотел стать профессиональным историком, но потом ушел в бизнес. Второе образование – по экономической части – получал в Санкт-Петербурге. А когда был уже в бизнесе, начали поступать первые предложения связать свою жизнь с социальной областью, помогать людям. И я баллотировался в депутаты, был избран, сейчас уже вторично избран. Отсюда, соответственно, возникла необходимость в общеполитическом образовании, и я закончил Академию управления при Президенте России.

Почему намеревались стать историком?

Интересно было, с родителями много ездил по всей стране: хотел больше узнать... Но перспективы не было, окончание института пришлось на 1991 год. Эпоха для историка интересная, а для человека живущего – сложная. Престиж профессии падал. История как предмет стала девальвироваться. Если раньше историк был уважаемым человеком с прекрасными перспективами в партийной работе, то потом это все стало ненужным. И открылась другая дверь – в бизнес.

Из историков в бизнесмены – как это произошло?

В студенчестве многие мои однокурсники занимались бизнесом. Это было модно. Чтобы не отставать, мы создавали кооперативы, видеосалоны. Первое дело, которое довели до ума, – это туристическая станция. На ее базе мы проработали туристические маршруты, сделали красивые коммерческие предложения, развезли их по облоно. И пошли первые группы туристов, они приезжали со всей республики, даже из Москвы. Но это было время сумасшедшей девальвации, распада страны, поэтому бизнес долго не прожил.

И потом?

Потом я поехал учиться в Санкт-Петербург, окончил финансово-экономический вуз, искал, где себя применить. Россия – страна большая, ниша энергетики огромна, и я решил попробовать себя в ней. Начал изучать рынок, участвовать в небольших сделках. И узнал, что продукция компании Hammelmann, которая пользуется спросом во всем мире, в нашей стране не особенно известна.

IMG_3282.jpg


Игорь Суслов родился в 1970 году в городе Ачинске Красноярского края. В 1988–1990 годах – служба в Советской армии. В 1993 году получил высшее образование по профессии «преподаватель истории». В 1999 году окончил Финансово-экономический университет им. Вознесенского в Санкт-Петербурге. С 2001 по 2008 год работал в строительных структурах в секторе ЖКХ в Тольятти и филиалах Санкт-Петербурга. В 2010 году окончил Северо-Западную академию государственной службы при Президенте РФ. В 2011–2013 годах – специалист по благоустройству МКУ Княжево. С 2001 года по настоящее время является руководителем представительства фирмы Hammelmann в России. Депутат Муниципального образования Княжево 4-го созыва. Председатель комиссии по бюджетно-финансовому контролю. Член комиссии по молодежной политике, спорту, ГО и ЧС.


Наверняка были и другие варианты, почему остановились именно на этом бренде?

Потому что сразу сложились хорошие отношения с руководством завода, которое увидело во мне перспективного специалиста и выдало аванс: обучили, показали, рассказали. Всегда шли навстречу, всегда поддерживали на переговорах на местном рынке. Я очень быстро нарастил соответствующую квалификацию. Дальше уровень переговоров и сделок повышался: газпромовские, сибуровские структуры, «Русский алюминий», «Росатом». Возникло чувство участия в каком-то огромном деле: когда наше оборудование брали, дух захватывало от понимания, какую пользу оно принесет. Ты приезжаешь и рассказываешь: если у вас будет наше оборудование, то себестоимость в разы снизится, производительность увеличится, работать станет проще и безопасней. Посмотрите, как оно зарекомендовало себя на Западе. Те задачи, которые вы решаете в течение двух-трех месяцев десятью, а то и двадцатью специалистами, с нашими агрегатами будете решать за три часа тремя сотрудниками. И вот это рассказываешь, люди начинают понимать, как было бы интересно. Появляется кураж.

ВОЗРОЖДЕНИЕ

Вы же потомственный энергетик?

Точно. Мой отец Анатолий Дмитриевич Суслов в 18 лет начал работать, строил Иркутскую ТЭЦ, Ачинскую ТЭЦ, потом ТЭЦ в Армении, оттуда переехал в Николаев. В общем, поездил по стране. И самое интересное, все эти предприятия у меня попадаются в райдере. Когда я приезжаю, говорю: знаете, отец это все строил, наверное, нас судьба свела. Сегодня я занимаюсь переоборудованием его предприятий.

Вы рассказываете отцу об этом?

Конечно. А он вспоминает, как они начинали: голое поле, бетонные стены… Я, кстати, и родился на одной из строек. В городе Ачинске Красноярского края. Там создавались три крупнейших предприятия: Ачинский глиноземный завод, Ачинский перерабатывающий завод и ТЭЦ, которая их питала. Вот отец на этой стройке был, и я там родился.

То есть вы с молоком матери впитали любовь к стройке… В судьбу верите?

Да, верю. И это довольно необычное ощущение. Отец – заслуженный энергетик, отмечен правительственными наградами. У него за спиной путь страны, все строилось на его глазах. Мой старший брат тоже инженер-энергетик. А мы эти предприятия бережно храним и переоснащаем. Они сейчас получают вторую жизнь. Я езжу и вижу, как они работают по России-матушке. Действительно работают: гудки, проходные, смены, производство. Страна живет, не как Москва. Все просто и четко: градообразующий завод и люди, которые на нем работают. В 1990-е, когда промышленность останавливалась, ненужное выкидывалось, нужное продолжало эксплуатироваться. Сегодня такого нет, сейчас подход другой: государство заинтересовано в возрождении, в восстановлении отрасли. От нее зависит суверенитет России – это же алюминий, оборонка, сборочные предприятия.

Какой самый сложный проект у вас был? По трудоемкости или эмоциональным затратам?

Пожалуй, самый сложный еще идет. Есть предприятие «Дальзавод» во Владивостоке. Оно невообразимо далеко. Даже слетать туда и обратно – не налетаешься. Предприятие поднимают из руин: ржавые цеха, специалисты поразбежались. Заводу нужен практически весь спектр нашей линейки. И мы с ними уже два года находимся в переговорной стадии, идем навстречу: организовали сборочный цех, от 10 до 25% установок собираются в России. Но на заводе меняются специалисты, меняются менеджеры, не успеваешь. Одним все объяснил – они поувольнялись, пришли новые. И так бесконечно. Вот это, пожалуй, самый сложный проект. Да, иногда не все сразу получается. Значит, где-то что-то недоработали, где-то что-то не объяснили. Но жизнь на этом не заканчивается, предприятия работают циклами. Я считаю, что неудача сегодня становится перспективой на завтра.

Про тяжелый проект сказали, а какой был самым радостным?

Самый приятный проект – это работа с предприятием «Синтез-Каучук», подразделением «Сибура». За долгие годы с ними сложились партнерские взаимоотношения. Понимание – и наверху, и на местах. Это наш образцовый пример. Они закупили практически всю линейку, десяток установок. Более того, мы обучаем специалистов, возим в Германию, постоянно находимся на связи.

ВЕЧНЫЙ ПРАЙМ-ТАЙМ

Можете назвать три личных правила в работе с партнерами, с сотрудниками?

Порядочность, профессионализм и где-то деликатность. Это означает, что надо четко и совершенно правильно понимать, что ты произносишь, что предлагаешь. Быть откровенным: на что способен, где сможешь уступить. Обозначая свою позицию, ты должен быть до конца прозрачен, понятен своему партнеру. Потому что это не единоразовая продажа – продал и забыл, тебе потом с этими предприятиями работать годы: одна наша установка работает десятилетиями. А на некоторых предприятиях я встречаю установки, которые работают с 1982-го! И мы их обслуживаем, мы за ними смотрим, раритетные – не побоюсь этого слова – запчасти пытаемся найти. Завод их уже не производит, а мы находим, заказываем дополнительно. Мы за отношения на долгие годы. И когда у людей что-то выходит из строя, они не стесняются обращаться: в любое время дня и ночи пишут письма, звонят. Особенно в период капремонта, который на всех предприятиях начинается одновременно – в мае-июне. Это у нас прайм-тайм.

В ряду своих принципов вы называли «деликатность». Что это в вашем понимании?

В бизнесе, конечно, нужно быть прорывным, активным. Но мы не одни на рынке. Есть другие производители, есть другие поставщики. Кто-то ведет себя агрессивно. Мы стараемся вести себя деликатно. Грамотно, четко, интеллигентно донести свою точку зрения – тогда решение, как правило, остается за нами. Где-то чуть-чуть перегнешь палку в настойчивости – и уже может не срастись, уже могут отдать предпочтение кому-то другому, кто более сдержан в деловых качествах. Деликатность – это правильное поведение, которое работает на успех, которое решает вопросы.

IMG_3317.jpg


Представительство Hammelmann GmbH в России. Компания основана 15 лет назад в Санкт-Петербурге при участии частного капитала для продвижения продукции Hammelmann – ведущего немецкого производителя плунжерных насосов. Представительство занимается поставкой высоконапорной техники и комплектующих производства Hammelmann, осуществляет сервисную поддержку и техническое обслуживание оборудования Hammelmann. Клиенты компании: «РУСАЛ» (Ачинск), «РУС-Инжиниринг», «Атомэнергоремонт», «ФосАгро», АО БСК и др.


Как удается совмещать актуальный уровень профессионализма (все время же появляются новые технологии) и такой плотный график?

Прежде всего, помогает поддержка головного завода. Ежегодно у нас проходят обучающие конференции, на которых бывает по 50–60 делегаций из разных стран. Все делятся опытом: мы этим оборудованием решаем такие задачи и такие, а еще придумали вот такие... И действительно, смотришь и понимаешь: невероятно, что нашим оборудованием можно добиваться такого! Никогда бы и не подумал.

Например?

Например: из насосов сделали газонокосилку, которую можно использовать и для тротуаров, – вода впитывается, грязи нет никакой, и трава под уровень скашивается. Простой косилкой этого не сделать, она затупится о бетон. А ребята у себя на заводе придумали выход.

Оригинальный опыт.

Мы тоже не с пустыми руками приезжаем. Нашими установками научились вырезать большие блоки – из камня, угля или руды. Это актуально для шахт, где взрывоопасный метан. Запускается насос, там работает только вода, никакой искры не возникает, и вырезаются блоки. В России на одном из судостроительных заводов с помощью наших насосов стали испытывать на давление корпусные части подводных лодок.

ОБОЮДНАЯ ВЫГОДА

Социально-общественная деятельность, депутатство – вам это зачем? Учитывая занятость, сложность бизнесовых задач.

Мы все живем в социуме. Независимо от уровня достатка ездим по одним дорогам, ловим одни ямы, берем воду из одного и того же крана. Когда у меня появилась возможность стать депутатом, я понял, что могу влиять на ситуацию, принимая важные решения, направляя финансовые потоки. Потом проходит время – и видно результаты: здания, дороги, детские площадки.

Вы общаетесь с предпринимателями и в этот момент знаете исторические, экономические, общественно-политические нюансы. Что это дает?

Все само происходит: когда общаешься с человеком, моделируешь разговор и создаешь площадку для переговоров. Здесь уже можно для обоюдной выгоды создавать совместную концепцию. То есть, ты являешься не просто продавцом, но социальным человеком, патриотом, так как ратуешь за промышленность, за восстановление отрасли.

Каковы ближайшие планы предприятия?

Ближайшие планы – охватить всю судостроительную отрасль. Перевооружить ее с помощью нашего оборудования. Потому что планы страны по производству порядка тысячи судов без нашего оборудования невыполнимы в том объеме и в те сроки, которые поставлены.

А еще мы хотим создать идеальную систему сервисного обслуживания. В каждом регионе должна быть станция техобслуживания, чтобы команда инженеров по первому требованию выезжала и решала проблемы наших заказчиков. Сейчас такая первая опытная станция уже создана, она работает в Уральском регионе. Мы ищем партнеров и будем работать в этом направлении в Центральном регионе, далее – в Сибири и на Дальнем Востоке.

Но при этом еще меньше времени остается на семью…

Моя жена охотно посещает все мероприятия со мной. Подрастет сын – его тоже будем брать, пусть участвует.

Сколько сыну?

Девять месяцев, а старшему 20 лет.

Вы бы хотели, чтобы они продолжали ваше дело?

Не знаю, мне кажется, дети должны сами найти себя, понять. Если пойдут по моим стопам, я буду только рад. Если нет, если найдут себя в чем-то другом, любые их начинания поддержу.

Как вы отдыхаете?

Вместе с семьей. У нас с женой есть такое понятие, как «столица выходного дня». Мы планируем раз в месяц на несколько дней посещение какой-нибудь столицы или крупного города, отдыхаем, изучаем гастрономию местную. Но не отрываемся от бизнеса. Жена, кстати, работает со мной, она финансовый директор. Мы не можем себе позволить уехать далеко и надолго. Лучше часто, недалеко и вместе. Особенно сейчас, с появлением сына. При этом ведем активный образ жизни, занимаемся спортом, любим теннис. А в каждой своей деловой поездке я обязательно беру экскурсию по городу, иду в краеведческий музей.

Если бы появилась возможность добраться до себя двадцатипятилетнего и сказать что-то важное себе…

Сказал бы, что надо ценить близких, пока есть такая возможность. Сейчас мне 46, за двадцать лет потеряно очень много людей. Может быть, кому-то из них я мог помочь, протянуть руку, но не сделал этого по разным причинам. Утрата близких людей невосполнима.

Чего бы вы себе пожелали на ближайшие 5–10 лет?

Дочку. Все остальные перспективы я вижу, а здесь как бог пошлет, поэтому желаю вот так.


Интервью: Тимофей Кареба
Фото: Юрий Цой


Livejournal
(Голосов: 1, Рейтинг: 3.3)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:






Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Сотрудничество с редакцией Chief Time — одно удовольствие. Это всегда интересное человеческое общение с восхитительным результатом.

Олег Никифоров,  генеральный директор и совладелец Richness Realty