бизнес журнал

Вячеслав Заренков

Вячеслав Заренков

Председатель Совета директоров Группы «Эталон» рассказал Тимофею Каребе о том, как строителям вписаться в архитектурную «физиологию» Петербурга, о чем неизбежно жалеет любой предприниматель и как одна «пугалка» из детства стала делом всей жизни

Вячеслав Адамович, вы давно в строительной отрасли. Что вас в ней привлекало 30 лет назад и что сейчас? 

На самом деле в детстве отец пугал меня стройкой, говорил: «Не будешь учиться, пойдешь на стройку бетон месить». И иногда брал меня с собой для профилактики на стройплощадку: я видел, какой это тяжелый труд. А мечтал я стать, когда вырасту, конечно, не строителем, мечтал быть режиссером. Но судьба сложилась иначе: провалив из-за досадной ошибки экзамены в институт, я вынужден был идти на стройку, чтобы получить прописку и место в общежитии. Через несколько месяцев я очень быстро втянулся в процесс: мне нравилось видеть, как прямо на глазах, благодаря твоим усилиям, растут новые дома, заводы, уникальные сооружения. С 1968 года я работал в тресте 39, затем меня пригласили на восстановление Турбомеханического завода в трест №72, где я был начальником строительного управления до 1987 года. Затем мне предложили возглавить строительную компанию при Минэлектронпроме: пригласили в Москву на встречу, дали испытательный срок шесть месяцев, в течение которого я и должен был организовать компанию с нуля. За три-четыре месяца я собрал команду, зарегистрировал компанию, и мы начали работать: набирали объемы, формировали коллектив... Так все и закрутилось. 

Однако наступил момент, когда заказы сверху прекратились, и наша государственная фирма оказалась на грани закрытия. В стране росло кооперативное движение, началась приватизация, и я предложил создать ПКП – производственно-кооперативное предприятие №1 в Советском Союзе. Менять название мы не стали, хотя зарегистрировать его было тяжело. Все говорили: «Называйте, как хотите – “Мария”, “Надежда” (тогда было модно давать кооперативам женские имена). Только не “ЛенСпецСМУ”». Тогда я потребовал документ, в котором написано, что такое название недопустимо. В конце концов это название все же утвердили. Так и родилась строительная компания «ЛенСпецСМУ», на базе которой выросла Группа «Эталон», построившая около 6 миллионов квадратных метров недвижимости, в домах которой проживает более 250 тысяч человек. 

0018.jpg


ВЯЧЕСЛАВ АДАМОВИЧ ЗАРЕНКОВ – основатель, председатель Совета директоров Группы «Эталон». Родился 28 марта 1951 года в городе Орша Витебской области республики Беларусь. С 1973 по 1986 год работал в «Главзапстрое», прошел путь от рабочего-арматурщика до начальника управления. В 1987 году основал и возглавил компанию «ЛенСпецСМУ», на базе которой впоследствии была создана Группа компаний «Эталон». Автор около 200 патентов на изобретения, свыше 30 строительно-инвестиционных проектов, 10 книг и более 100 научных статей. Заслуженный строитель Российской Федерации. Награжден почетным знаком «Строитель Санкт-Петербурга». Указом Президента награжден Орденом почета. Вячеслав Заренков – автор международного социальнокультурного проекта «Созидающий мир». Член Союза художников России, участник художественных выставок. Лауреат общественной премии «Небесная линия», Царскосельской художественной премии. Награжден несколькими орденами русской православной церкви. Ведет обширную благотворительную деятельность, включающую опеку над детскими учреждениями и восстановление храмов.

Какие проблемы для строительной отрасли наиболее острые на данный момент? 

Во-первых, постоянно меняющиеся правила игры. Постоянно. Наверное, ни в одной другой отрасли не происходит так много изменений и с такой частотой. А ведь это очень мешает развитию. Развитию не просто компаний, но и отрасли в целом. Нередко бывает так, что над проектом работа начинается при одних условиях – составляется бизнес-план, рассчитывается прибыль, а потом в ходе реализации все меняется, и застройщик уходит в минус, а иногда и вовсе банкротится. Решить эту проблему можно выпуском закона о защите бизнеса. Если бы бизнес был защищен от постоянно меняющихся условий его ведения, от произвола чиновников, то и количество так называемых «обманутых дольщиков» в стране было бы меньшим. 

Еще одна болевая точка – административные барьеры. В этом направлении работа ведется, но предстоит еще очень много сделать, чтобы снять проблему.

Третья проблема – дополнительная нагрузка по строительству соцобъектов. 

Что бы вы глобально в отрасли поменяли? 

Главный недостаток отрасли в стране состоит в том, что мы где-то 60% времени тратим на получение разрешительной документации и примерно 30% – на реализацию, на создание продукта. Я считаю, что эти 60% необходимо сократить до 5–10% в масштабе страны. Тогда будет настоящий скачок. Сегодня человек должен пройти 150 инстанций, чтобы получить разрешение на создание продукта. И самое интересное, что чем больше об этом говорят, тем больше этих инстанций появляется. Когда на уровне правительства говорят, что необходимо сократить эти «согласовательные звенья», то сверху их число сокращается, а снизу добавляются новые.

А что бы вы хотели изменить в строительной отрасли Петербурга? 

В одном мегаполисе, меняя какие-то правила, не изменив саму систему, мало что можно сделать. Что-то можно смягчить, упростить, но система на федеральном уровне все равно будет тормозить. Сегодня строителей, ссылаясь на обманутых дольщиков, загоняют в новые рамки. А та же банковская система сегодня не готова к реализации новых требований, которые были приняты в новых законодательных документах. Поэтому должно пройти какое-то время, чтобы и строители, и банкиры приспособились к новой системе. Почему-то никто не хочет слушать так называемый глас народа. 

Почему «так называемый»? 

Потому что единый глас народа отсутствует. Потому что каждая компания защищает свои интересы, а некоторые даже пользуются тем, что сегодня происходит. Вот посмотрите, что было до этого: можно было строить по долевому строительству, можно было строить по системе ЖСК. Почему ЖСК отменили? Почему люди не могут собраться и сказать: мы хотим сами для себя построить дом. Мы собрали деньги, купили участок, наняли строителей и строим дом. Почему? Нет, нельзя! Почему считают долевое строительство в России нецивилизованным? Во всем мире оно существует. Я вас уверяю: в Германии, Чехии, Англии, в Америке – там жилье продается даже не на стадии котлована, а на стадии забора. Продается, и все нормально. Люди деньги платят, ждут, когда построят. А у нас напугались каких-то жульнических компаний, которые были созданы при посредничестве, при лоббировании определенном. 

Как вы считаете, за последние лет 20 сами возводимые здания стали качественнее? 

Думаю, намного качественнее. По качеству, уверен, мы выходим на первые места в Европе. Я имею в виду проекты крупных компаний. Мы применяем самые современные системы, современные краны, оборудование, материалы. И русских уже приглашают строить и в Англию, и в Германию. 

Вам нравится то, как сейчас реализуется архитектурный план города? 

Мне не все нравится. Потому что архитекторы до сих пор зажаты требованиями застройщика. Застройщик получил пятно для строительства жилья, а ему говорят: на нем надо построить школы, гаражи, садики, поликлинику… Вот он и пытается выжать максимум. И архитекторы с проектировщиками, конечно, идут на какие-то уступки по объемно-планировочным решениям. Что, увы, не украшает комплексы, которые они проектируют. 

Что мне не нравится? Я бы сказал, следующее: высотность, к которой мы стремились в начале перестройки, сегодня для Санкт-Петербурга абсолютно не нужна. Мне кажется, достаточно 8–10 этажей, чтобы Санкт-Петербург сохранить в классическом стиле. Я сейчас смотрю уже не как владелец девелоперской компании, а как житель города, и мне не безразлично, что мы строим. 

Есть проект, который гармонично вписывается в «физиологию» Санкт-Петербурга? 

Возьмите наш проект «У Ростральных колонн». Ведь все говорили, что там строить вообще ничего нельзя. Но мы абсолютно вписались. Так же, как мы прекрасно вписались с проектом «Галактика» на территории Варшавской железной дороги, с проектом «Царская столица» за Московским вокзалом. Там нет каких-то высотных выскочек. Только хороший комплекс на 7–10 этажей с классической петербургской архитектурой. 

Какие из ваших проектов и объектов вам кажутся самыми красивыми, самыми трудными, самыми нужными, самыми-самыми? 

Так сложно выбирать, ведь все объекты важны и ценны по-своему, в каждый объект мы вкладываемся на 100%, каждым гордимся. Но если вы настаиваете (улыбается)... 

Безусловно, очень красивые объекты – это «Морской фасад» и «Морской каскад», «Самоцветы» на Васильевском острове, «Царская Столица» в пяти минутах ходьбы от Невского проспекта... Нет, не могу выделить лучшие – все объекты у нас красивые, все! Я, когда пролетаю на вертолете над городом, сразу вижу все наши объекты – они очень заметные. 

Трудные – ничто не дается легко. Быть первым – всегда трудно, но и интересно. Например, строить в открытом поле целый город – конечно, трудно. Так мы делали, когда возводили «Юбилейный квартал» и «Ласточкино гнездо». Реализовывать проект редевелопмента, давая новую жизнь огромным территориям, – тоже трудно, очень ответственно, но невероятно интересно. Такими нашими первыми объектами являются «Царская столица», «Московские ворота», «Галант», сейчас – огромный квартал «Галактика». Строить внутри сложившегося жилого пространства в центре города – очень трудно, но так радостно видеть качественный результат, как при строительстве комплекса «У Ростральных колонн»! 

Нужными? Все дома нужные! Но мы строим не только дома: в нашей копилке проектов есть и по-настоящему уникальные объекты, такие как конгрессно-выставочный центр «Экспофорум», Музей железных дорог России, электродепо «Южное». Вот они, конечно же, нужны нашему городу как инфраструктурные объекты. Они же были для нас и одними из самых интересных. Ведь дома мы строим больше 30 лет каждый день, а такие объекты – редкость и для нас, и для нашего города. 


ГРУППА «ЭТАЛОН», основанная в 1987 году Вячеславом Заренковым, сегодня – одна из крупнейших корпораций в сфере девелопмента и строительства в России. Компания фокусируется на жилой недвижимости для среднего класса в Москве, Московской области и Санкт-Петербурге (бренд в Санкт-Петербурге – «Эталон ЛенСпецСМУ»). Благодаря 30-летнему опыту успешной работы Группа «Эталон» является одним из старейших и наиболее успешных игроков на российском рынке недвижимости. С момента создания компания ввела в эксплуатацию в общей сложности около 6 млн кв. м. Вертикальная интеграция компании обеспечивает контроль над затратами, качеством и сроками, а также достижение лидирующих показателей рентабельности. Коллектив Группы «Эталон» насчитывает более 5 тысяч сотрудников, а общенациональная сеть продаж Компании охватывает 52 города России. Начиная с 20 апреля 2011 года глобальные депозитарные расписки Группы «Эталон» торгуются на основном рынке Лондонской фондовой биржи.

Что вам нравится в современном предпринимательстве, а что не очень? 

Мне не нравится подход к современным предпринимателям, потому что в средствах массовой информации среди населения культивируется злой образ бизнесмена. Его приравнивают практически к бандиту. С другой стороны, чиновники, живущие, по сути дела, за счет предпринимателя, также относятся с какой-то невероятной завистью к бизнесу. Я удивляюсь, когда чиновники говорят: у вас прибыль такая-то, надо ее снизить оброками… И начинают давить. Задумайтесь, за счет этой прибыли живет та же социальная инфраструктура! Развитие страны за счет этой прибыли возможно. С нее же платятся огромнейшие налоги. Если обобрать предпринимателя до ниточки, он не будет развиваться, налогов не будет. 

Почему предприниматели стали так активно стремиться к количеству, к удешевлению в ущерб качеству. Что не так внутри человека? 

Мне кажется, что такой предприниматель не понимает, что для другого нужно делать так же, как для себя. Мы же пользуемся продуктом, который сами делаем для других. Если мы для кого-то плохо сделали, они для нас плохо сделали, то все вокруг получается не очень. Нужно всем без исключения осознать, что все, что мы делаем, мы делаем для себя. 

То же самое и с решением проблем, задач. В Австралии есть девиз, что каждый человек рожден для того, чтобы помогать другому жить счастливо. Там задай вопрос любому человеку, попроси о помощи, он тут же бросится решать. Нам есть чему поучиться. 

Несет ли предприниматель личную ответственность за конечный результат? 

Безусловно, он отвечает за результат. Все, что делается человеком, зависит от него самого и ни от кого больше. Если он не хочет делать некачественный продукт, он не должен его делать.

Может, на всех продуктах, автомобилях, телефонах писать «Сделан под руководством того-то»? 

В первую очередь, на домах это надо писать. Дом построен под руководством того-то. Почему бы и нет? 

А что вам нравится в предпринимателях? 

Нравится, что они стали понимать свою предпринимательскую миссию. Еще 20 лет назад правил бал принцип: купи подешевле – продай подороже, а завтра будь, что будет. Но сегодня они уже переживают, что будет с людьми, со страной. Сегодня я реально вижу изменения. Молодые предприниматели хотят работать. Конечно, у них присутствует немножко искаженное мнение: «Хочу как можно больше сегодня и сейчас». Но есть такие, которые хотят развивать свои проекты. 

О чем будут предприниматели сожалеть в будущем? Что они сейчас делают не совсем правильно? 

Мечутся от одного вида предпринимательства к другому. Это не совсем правильно. Давай, я пчел буду разводить. Пчелы не пошли – кур давай. Вот это метание, к сожалению, они будут вспоминать. Но время их научит. 

А чем будут гордиться? 

Наверное, тем, что они сумели преодолеть трудности, которые сегодня существуют в отношении предпринимательства, и создали свой бизнес с нуля. 

Какой должна быть цель у настоящего предпринимателя, чтобы дети вспоминали его добрым словом? 

Во-первых, нужно создать семью, во-вторых, распределить время, чтобы его было достаточно и для бизнеса, и для семьи. В-третьих, нужно не рваться, а все свои шаги делать продуманно, поступательно. И находить время для отдыха, потому что у уставшего человека производительность очень низкая, он может сломаться, наделать неправильных поступков. Нужно не врать никому, никогда не пытаться жульничать. 

А цель – чтобы бизнес жил и развивался, потому что в любом деле есть два варианта: как войти и как выйти. То же самое и в бизнесе: войти – понятно, начинаешь с нуля, а как выйти, никто не задумывается. Но задумываться нужно. Без тебя там должно быть лучше, чем при тебе. Вот когда этот девиз будет выполнен, тогда все нормально – ты достиг того, чего хотел. 

У вас наверняка было много случаев, когда что-то происходящее меняло вашу точку зрения, мировоззрение, отношения, правила в бизнесе. Можете вспомнить пару случаев?

Случаев, которые кардинально изменили точку зрения, не было. Моя точка зрения заключается в том, что все можно преодолеть. Все минусы любой ситуации можно превратить в плюсы. Минус – это горизонтальная черточка. Чтобы она превратилась в плюс, нужно поставить вертикальную черточку. Мы всегда находили эту вертикальную черточку. Был случай, который потряс на самом деле. В стране наступил финансовый кризис 2008–2009 годов. Все перепугались, и банки перепугались первыми. Появились требования вернуть кредиты раньше времени. Мы сидели, очень долго рассматривали ситуацию. Наш финансовый директор рисовал столбики, диаграммы, где было написано 108 миллионов, 109 миллионов. Эти столбики выглядели пугающе, потому что их не перепрыгнуть. Я долго-долго на них смотрел и сказал: «Ребята, давайте эти столбики повалим горизонтально». И мы их «повалили» – нарисовали горизонтально. Я говорю: «А теперь то, что получилось, давайте реализовывать. Идем в каждый банк и говорим: хотите, чтобы деньги были возвращены полностью в течение ближайшего времени, терпите. У нас был кредит на пять лет, мы готовы его вернуть за три года. Мы идем вам на уступки. Не вы – нам, а мы вам идем на уступки. Терпите, или ничего не получите». И все, мы достойно вышли из ситуации, да еще нам хватило денег, чтобы на фоне кризиса приобрести новые проекты. Из кризиса вышли окрепшими.

Что вы делаете, когда нужно принять очень важное решение? 

Во-первых, мысленно переношусь вперед – на месяц, два, полгода – и смотрю на ситуацию из будущего. Тогда мне становится понятно, как все будет. 

Во-вторых, смотрю на ситуацию со стороны. Иногда могу даже на день улететь куда-нибудь, чтобы сменить обстановку, взвесить все «за» и «против». 

В-третьих, использую коллегиальный поиск решения вопроса. Если за стол садятся пять человек – уже есть пять мнений, и это значительно ценнее мнения одного человека. Мы собираем разные варианты, все их обсуждаем. Но когда решение найдено и дана команда действовать, я проявляю твердость и требую исполнения принятого решения. 

Что вас особенно радует в вашей работе и деятельности Группы «Эталон»? 

Радует, что компания растет, развивается. Совершенствуются объекты, подход к делу. Конечно, имя нашей компании обязывает, и я рад тому, что все сотрудники это понимают: мы совершенствуемся вместе. 


Интервью: Тимофей Кареба
Фото: Юрий Цой
Материал опубликован в журнале «Человек Дела» #3(21), июль-август 2018


Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:

MariannaRig

Быстрый секс без обьязательств? всем сюда http://officialles.com/mari


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:






Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Наша история о себе, о том, как мы создавали компанию в рубрике «Гость номера» оказала заметное влияние на доверие к компании в целом. Партнеры и соискатели узнали о нас больше, многие заочно познакомились с нами благодаря подписке на журнал. Интервью понравилось и нашим клиентам – отношения стали более доверительными...

Александр Гарашкин, генеральный директор компании «Фонд Квартир»