бизнес журнал

Нассим Талеб

Нассим Талеб

Мы боимся неопределенности, стремимся все предвидеть и приручить будущее с помощью точных прогнозов. Нассим Талеб, американский экономист, философ и предприниматель, автор книги «Черный лебедь», посвященной мировому экономическому кризису, считает, что почти все решения проблем, связанных с неопределенностью, имеют форму штанги.

В своей новой книге «Антихрупкость» Талеб рассказывает о механизмах защиты от неприятных случайностей: «Чтобы справиться с неискоренимой неопределенностью будущего, следует научиться защищаться от рисков, не моделируя их, а делаясь максимально антихрупкими».


«Что мы имеем в виду под штангой? Штанга (снаряд в виде металлического стержня с дисками на обоих концах, используемый тяжелоатлетами) призвана иллюстрировать идею сочетания разделенных крайностей и уклонения от середины. В нашем контексте штанга не всегда симметрична: она просто состоит из двух крайностей, между которыми ничего нет. С точки зрения специалиста, правильнее называть то, о чем мы говорим, двухуровневой стратегией, потому что она работает не на одном (основном), а сразу на двух уровнях.


Нассим Талеб (р. 1960) – нью-йоркский финансовый гуру ливанского происхождения, стал всемирно знаменит после опубликования своей книги «Черный лебедь», в которой он в том числе спрогнозировал и мировой финансовый кризис. Лауреат Нобелевской премии Дэниель Канеман предложил включить имя Талеба в список лучших представителей интеллигенции со ссылкой: «Талеб изменил способ многих людей думать о неопределенности, особенно на финансовых рынках».


Первоначально я использовал образ штанги, чтобы описать двойное действие: большой риск в одних областях (неуязвимых в отношении негативных Черных лебедей) и небольшой в других (открытых позитивным Черным лебедям), благодаря чему и достигается антихрупкость. Иными словами, мы всячески уклоняемся от риска с одной стороны и всячески принимаем риск с другой, а не практикуем «средний», или сволочной «умеренный», риск, что по сути своей – лохотрон (этот умеренный риск может быть подвержен большим погрешностям измерения). В итоге штанга из-за своей конструкции приводит к снижению риска потери, а риск катастрофы сводится к нулю.

Приведем пример из сферы вульгарных финансов, на котором легче всего объяснить суть дела, хотя большинство этот пример почему-то не понимает. Если вы размещаете 90 процентов средств в скучной наличке (предположим, вы защищены от инфляции) или в чем-то вроде «объекта, сохраняющего стоимость», а 10 процентов – в очень рисковых, максимально рисковых ценных бумагах, вы не сможете потерять больше 10 процентов средств, в то время как ваши доходы могут быть велики. Между тем вложение всех средств в ценные бумаги с так называемым «средним риском» чревато катастрофой, потому что риск может быть рассчитан неправильно. Стратегия штанги решает проблему редких событий, вероятность которых неопределима, и хрупкости в отношении погрешностей оценки; при использовании финансовой штанги максимальные потери известны.

Я ПРЕДПОЧТУ РЕЙС, В КОТОРОМ СТЮАРДЕССЫ МАКСИМАЛЬНО ОПТИМИСТИЧНЫ, А ПИЛОТ – МАКСИМАЛЬНО ПЕССИМИСТИЧЕН, А ЕЩЕ ЛУЧШЕ – ЕСЛИ ОН ПАРАНОИК

Штангой может стать любая двойная стратегия, в которой сочетаются крайности без портящей все дело середины, – так или иначе результатом подобной стратегии становится благоприятная асимметрия.

Чтобы понять разницу между штангами и не-штангами, представим рестораны, где подают основное блюдо, например малый бифштекс из экологичного сырья и салат (к ним мальбекское вино), а после того как вы расправитесь с мясом, – пирог с козьим сыром (а к нему мускатное вино). Внезапно рестораны перестают выполнять ваш заказ, режут пирог и бифштекс на мелкие кусочки и перемешивают все это в очень шумных машинах. Всяческие действия в «средней» сфере – это именно такое перемешивание.

Когда речь заходит о риске, я не сяду в самолет, если его экипаж смотрит на успех полета «с умеренным оптимизмом»; я предпочту рейс, в котором стюардессы максимально оптимистичны, а пилот – максимально пессимистичен, а еще лучше – если он параноик».

Во время финансового кризиса компания Талеба заработала (а не потеряла!) для инвесторов полмиллиарда долларов, используя стратегию «штанги». «Вы можете себе позволить большой риск в тех областях, которые неуязвимы перед негативными Черными лебедями, и небольшой риск в тех сферах, которые открыты позитивным Черным лебедям, – так вы станете антихрупки».


Материал подготовил: Олег Горелов
Материал опубликован в журнале «Человек Дела» #1, июль 2015


Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

Защита от автоматических сообщений:
Символы на картинке: 
Защита от автоматических сообщений







Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Важной отличительной чертой Chief Time является подход редакции к материалам: они уделяют особое внимание персонам с интересными и нестандартными идеями в работе и своей жизни в целом...

Филипп Кальтенбах, генеральный директор ООО «Индезит РУС»