бизнес журнал

Дмитрий Шпаро: Я ничего не боюсь

Дмитрий Шпаро: Я ничего не боюсь

Всемирно известный путешественник, писатель, основатель и руководитель благотворительного оздоровительного Фонда «Клуб «Приключение» – о тщеславии, патриотизме, достойных целях и братстве как залоге победы.

В 1988-м мы шли с канадцами на лыжах по маршруту «СССР – Северный полюс – Канада». Над палаткой размещались два флага – советский и канадский. Любопытная деталь: на участке от Союза до Полюса выше реял советский флаг, а от Полюса до Канады – канадский. Я сейчас думаю, что «советское» – это что-то недолговечное: началось и закончилось. А русское – это фундаментальное. Но в ту пору мы очень гордились своим флагом и своим гимном.

В 2005 году англичане попросили нас организовать российско-британскую эстафету по маршруту «Владивосток – Санкт-Петербург». Протяженность – 11 тысяч километров.

Мы предложили название «Великий русский путь», которое перекликалось с Великим шелковым путем. Нашей задумки они, правда, не поняли – для них ценность состояла в созвучии слова «путь» и фамилии «Путин».

Я не чувствую себя постоянно в пути, понимаете? Я не такой человек, который неспособен усидеть на месте. От возраста никуда не денешься, и я уже не присоединяюсь к трудным экспедициям, поскольку боюсь подвести товарищей. Я думаю о пути в более широком смысле слова – о творчестве, о созидании.

До Северного полюса люди добирались на собачьих упряжках, на снегоходах, долетали на дирижаблях и самолетах, доплывали на ледоходах и подводных лодках. Но мы хотели первыми пройти пешком, на лыжах. Это очень классно и совсем непросто – показать, что можешь сделать что-то по-другому, по-новому.

Все говорят о беспредельных человеческих возможностях, подразумевая увеличение длины, высоты, скорости и т.д. Взаимодействие с природой, со средой – это нечто другое, но тоже принципиальное.

Каждый человек по-своему тщеславен, и мы, конечно, отправились на Северный полюс в первую очередь из личного интереса: «Я могу, и я сделаю». Но шли мы как представители своей великой страны и гордились тем, что мы – ее граждане и делаем то, о чем мечтал еще в середине XIX века Фердинанд Петрович Врангель (в честь которого назван остров в Северном Ледовитом океане).

От отца, профессионального писателя, я унаследовал любовь к слову, от матери – любовь к математике. Когда я учился в школе, то кроме математики меня вообще ничего не интересовало. Сейчас мне кажется, что я мог бы стать филологом. Между доказательством теорем и исследованием природы слов много общего.

В нашем Клубе лет десять существовала своя географическая школа, и дети из нее ходили в походы. В сентябре еще тепло, в октябре – сыро, в ноябре – холодно, сыро и неуютно. Надо терпеть, сильно хотеть того, что происходит. Кто-то отсеивается, а кто-то – остается. Путешествие – это постоянная борьба, причем не с внешним миром, а самим собой. Если тебе плохо, но ты чувствуешь, что тебе хорошо, значит, ты – настоящий путешественник.

Мой первый научный руководитель на мехмате МГУ – профессор Михаил Григорьевич Шур. Когда он пригласил меня, второкурсника, в поход на лыжах, он был уже известным математиком. А я всего лишь писал у него курсовую.

Книги, события, дети, жена – все мои учителя. Сам я себе – тоже учитель. Негативный опыт учит лучше, чем положительный, но в профессиональных учителях важна доброта. Мой школьный учитель по литературе в 10 классе собирал нас по воскресеньям на шесть часов – тренировал писать сочинение перед выпускным экзаменом. С любовью вспоминаю его.

Если после наших походов и наших занятий на высотных тренажерах современные дети станут чуть добрее друг к другу, к взрослым, к самим себе, научатся подавать руку помощи, поймут, что существуют такие понятия, как сострадание и милосердие, то это уже будет большим достижением.

Семь человек, участники экспедиции 1979-го года к Северному полюсу, относились друг к другу по-братски. Братья могут поссориться и даже подраться, но они все-таки всегда живут чем-то важным, единым.

Кроме единомышленников, которые идут к цели, важна сама цель – она должна быть не искусственной, а востребованной обществом, историей. Первопроходческий поход к Северному полюсу – это благородная цель. Но и строительство гостиницы может быть благородной целью.

Оказавшись на вершине планеты, я заглянул в себя, но не услышал ничего. Последние сотни метров были сплошной мукой. Я обратился к товарищу: «Пойдем, поищем поле для самолетов». Мы ушли, потом вернулись к ребятам, и я сказал абсолютно тривиальные слова: «Мы пришли, здесь – полюс». Потом мы обнялись, и в глазах у нас стояли слезы.

Я ничего не боюсь, чего мне бояться? Для страха нет объективных причин. Бояться того, что от тебя не зависит, – глупо, а то, что от тебя зависит, – не страшно. Но если ты потерял какую-то физическую возможность, то это, конечно, ужасно. Хотя Бетховен потерял слух и написал великолепные вещи.

Если ты можешь сделать что-то полезное – то, чего никто другой сделать не может, грешно этого не сделать. Я – простой человек и могу сделать что-то небольшое, не глобальное. Когда я делаю что-то пусть небольшое, но полезное, я этим горжусь.

Лично меня деньги мало интересуют. Но их часто приходится искать, потому что они нужны. В Клубе – чтобы платить людям зарплату. У меня нет дачи и машины, но я чувствую себя абсолютно счастливым человеком.

Чтобы принести максимальную пользу, человек должен больше заботиться о других людях, чем о себе.



Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Благодаря совместной работе HeadHunter и Chief Time были реализованы новые проекты, которые позволили нам приобрести новых клиентов...

Сахарова Юлия, генеральный директор HeadHunter Северо-Запад