бизнес журнал

Наталья Романова

Наталья Романова

Генеральный директор Cirque du Soleil Rus рассказала ЧД о том, каково управлять выдающейся компанией, как работать с командой, в которой все сотрудники – «звезды», и какой будет основная квалификация лидера в ближайшем будущем

Вы управляете очень необычным проектом. Каково это?

Сказать, что мне не важно, чем управлять, не могу. Когда поступали предложения работать, например, в алкогольных компаниях, я отказывалась – неинтересно. Мне важен продукт или дело, которым я занимаюсь. Они должны нравиться мне лично, поскольку я буду погружаться в эту сферу бизнеса, стану специалистом в теме. Должна быть интересна сама задача. Что можно сделать с автостанцией или сельскохозяйственным предприятием? Я уверена, если погрузиться в задачу и увидеть для себя профессиональный интерес, то получится выдающийся результат. Конечно, «Цирк Дю Солей» можно отнести к работе мечты, потому что сама эстетика, красота того, что происходит на сцене, виртуозность, с которой люди все это выполняют, а они ведь лучшие в мире в своем ремесле, – это всегда вызывает восхищение. Общение с ними дает энергетический заряд, который помогает реализовывать самое сложное, невозможное. И ты понимаешь, ради кого работаешь. С одной стороны, это артисты, талантливейшие, очень смелые люди. С другой стороны – зрители. Ты приходишь на премьеру и видишь, как люди стоя аплодируют, обращаются потом в соцсетях и просто лично со словами благодарности. Это дает колоссальную энергию.

Компании больше тридцати лет?

Да, цирк был создан в 1984 году, в 2014-м отмечал 30-летие.

Артисты, зрители... Но внутри, как известно, творческими людьми управлять практически невозможно.

Дело в том, что я не управляю творческими людьми. Хотя не могу сказать, что мой коллектив – люди не творческие. Мы не занимаемся ни кастингом артистов, ни постановкой самих шоу. У меня есть замечательный помощник в лице артистического директора и тренера, который гастролирует и входит в состав труппы. Индивидуальные особенности, звездность или какие-то сложности психологические – они в первую очередь рассматриваются самими людьми, которые подписывают контракт с цирком. Это срок в несколько лет, и люди понимают, на что идут. Если до цирка человек был олимпийским чемпионом или входил в сборную страны, или был звездой, но в какой-то момент принял решение работать в «Цирк Дю Солей», то у него происходит достаточно сложная психологическая перестройка собственного эго. Для этого существует целый ряд тренингов. Собственно, у нас нет как таковых звезд со своими капризами. Основная звезда – это шоу.

Не может быть, чтобы не было капризов.


У людей вообще есть капризы, даже у нас с вами, другой вопрос – когда мы даем себе волю и в каких обстоятельствах. Люди высокопрофессиональные с удовольствием и любовью выполняют свою работу. Ну, а если все-таки их психологическое, моральное состояние входит в конфликт с требованиями «Цирк Дю Солей», то в какой-то момент наши пути расходятся. Что касается времени сбора на площадку, расписания репетиций, графика питания, кодекса поведения, – все согласовывается заранее, и люди очень строго этому следуют. Таков их образ жизни, их профессиональная среда.

Судя по откликам, что дают артисты, которые работали в «Цирк Дю Солей», дисциплина у вас жесточайшая.

Без жесткой дисциплины нельзя. Представьте, в труппе каждого шоу порядка 50 артистов, которые выходят на сцену каждый вечер на протяжении многих лет, они переезжают из города в город. Накануне шоу бывает всего несколько часов на репетицию. Они должны все успеть, понять новую площадку. Естественно, время выхода на сцену и подготовки номеров расписано по секундам. Минута опоздания – и все остальное расписание будет нарушено. На демонтаж сцены уходит 3–4 часа. Весь технический, административный персонал четко знает свое место, свою функцию. Иначе невозможно было бы колесить по всему миру настолько быстро с таким оптимальным соотношением затрат, как это делает «Цирк Дю Солей».

Но, разумеется, психологическое напряжение очень высокое. У каждого свои семейные обстоятельства, кто-то покидает любимую, у кого-то заболела мама, и ему нужно вернуться, у кого-то стресс из-за необходимости говорить на другом языке и 24 часа в сутки находиться в коллективе с людьми доселе чуждыми. Умение психологически адаптироваться плюс профессионально выполнять свои обязанности и получать от этого удовольствие – это большое искусство. И, с другой стороны, «Цирк Дю Солей» дает прекрасные условия для профессионального развития, карьерного роста и международного признания.

Каков конкурс к вам?

Приведу несколько цифр, которые дают представление. Порядка тысячи заявок поступает на определенные вакансии со всего мира. Тысяча заявок на разные амплуа и жанры. Из ста человек 10 приглашаются на кастинг, и только один получает работу. Поэтому каждый из отобранных людей – личность. Они профессиональны, адаптивны, и с такими людьми мне повезло работать. Я постоянно ощущаю флер выдающегося предприятия, цирка, театра.

Что вам больше всего нравится в вашей работе?

Нравится, что дело, которым я занимаюсь, успешно и приносит мне удовольствие. Это мерило самореализации. Мне нравится, как меняется сама компания. Изначально она была частной, принадлежала Ги Лалиберте (Guy Laliberté), основателю. Два года назад он ее продал инвестиционным фондам. С одной стороны, это могло показаться тревожным фактором: какие последуют изменения. С другой стороны, я вижу, что пришла очень профессиональная команда, которая дала новый ресурс, новые возможности, не трогая творческой составляющей компании.

Вы так отвечаете, потому что даете интервью. У вас есть подруга? Если бы вы пришли к ней вечером, после рабочего дня, просто поболтать. И сказали бы: мне так нравится место работы, потому что…

Потому что я прихожу и вижу тех людей, с которыми работать – огромное удовольствие. Которые спрашивают: а что мы еще сегодня будем делать? Мне нравится решать задачи, которые трансформируются постоянно. Живем как на вулкане: меняются курсы, нормативные акты, ситуации в городах. Не каждый день, конечно, но тем не менее. Меняются бренды и форматы в самом цирке. Например, мы начинали гастроли с шоу в шатрах, это 2009–2010 год. Затем поменялась ситуация в нашей стране, «упал» рубль. Что делать? Заканчивать гастрольную деятельность? У нас больше 70% затрат по аренде. Как выживать? Что говорить? Закрывать лавочку? Или у нас есть шанс выжить? Вот такие задачки, на которые ответов нет, но приходится их искать, отвечать. 

Сколько времени у вас было на ответ?

Мне не ставили сроков. Дело в том, что когда формируется бюджет, ты исходишь из той информации, которая у тебя есть в настоящий момент с твоим лучшим предположением развития событий. И естественно, эти рекомендации могут трансформироваться, меняться на ходу. Выстраивание графика, с одной стороны, долгосрочный процесс, но, с другой стороны, возникают неожиданности, и приходится реагировать очень быстро.

0050.jpg

НАТАЛЬЯ РОМАНОВА – генеральный директор Cirque du Soleil Rus. C момента основания компании в конце 2008 года участвовала в разработке стратегии построения бренда в России и странах СНГ. 14 шоу Cirque du Soleil увидели более 2 200 000 зрителей в России и Украине. По результатам 2009 и 2012 годов, Cirque du Soleil Rus получил профессиональную награду в области построения брендов и маркетинговых коммуникаций EFFIE, заняв оба раза первое место в номинации «Сфера развлечений». С 1993 года Наталья работала в секторе потребительских товаров компании «Джонсон и Джонсон, Россия», занимала должности директора по региональным продажам, а позднее директора по маркетингу. Наталья с отличием окончила МГУ им. М.В. Ломоносова, а также прошла обучение на экономическом факультете Хельсинкского университета (Финляндия). Владеет английским, финским и базовым французским языками. Замужем, имеет дочь и сына. Увлекается путешествиями, искусством, верховой ездой, имеет собственных лошадей и питомник собак породы леонбергер.

Как при жестких контрактах добиться от артистов состояния, когда они дарят любовь зрителям?

Поминутно расписанный образ жизни, когда к нему привыкаешь, становится очень удобным. Потому что все понятно: вот рабочее время, вот личное. На самом деле, многим людям проще жить, когда за них принимают решения.

Творческим? Сомневаюсь.

Творчество у них на сцене в первую очередь. Во время репетиций они имеют возможность привносить что-то новое, импровизировать. Для этого в туре всегда есть артистический директор, которые позволяет и дальше что-то добавлять в персонаж, который они воплощают на сцене. Возможность творчества и самовыражения сохраняется. Более того, бывает, что артист из одного амплуа переходит в другое – для этого существуют программы cross roads. Поэтому так долго многие артисты работают. А что касается их кочевого образа жизни... Им это интересно. Я разговаривала со многими. В турах создаются семьи, рождаются дети, они продолжают с ними путешествовать, видят многие страны. Иногда нам, людям оседлым, кажется, что не видеть дом по несколько лет – странно. Я спрашиваю: где у тебя дом? Он говорит: «Я родился там-то, сестра у меня живет в этом городе, а родители в третьем». Спрашиваю: куда ты поедешь, когда у тебя будет перерыв? – «Я лучше поеду еще что-то посмотрю». Такой стиль жизни.

Я сразу представляю кибитку.

У артистов на самом деле очень хорошие условия. Это всегда гостиницы не ниже 3–4 звезд. Если это семейные коллективы, то для них снимаются квартиры с кухней, с необходимым количеством спален. В турах прекрасное питание. В нашем тендере на кейтеринговые услуги очень жесткие условия: строжайший контроль баланса полезных веществ и качества питания со всеми диетическими, религиозными особенностями. С труппой работают физиотерапевты и массажисты, которые помогают поддерживать спортивную физическую форму. Поэтому у людей очень комфортные условия, чтобы они могли работать и каждый раз радовать зрителей.

Вы как-то говорили, что конкурируете в значительной степени с телевизором, театрами, кино и другими шоу. Как ощущаете конкуренцию?

Конкуренцию мы ощущаем как стремление взаимно обогащаться. «Цирк Дю Солей» привнес шоу с названиями, шоу с темой. Через нас пришли музыка, другого уровня костюмы, проекционные экраны, сюжетные линии, чего раньше не было в российском цирке. Я думаю, что появление нашего цирка в России подстегнуло жажду предпринимательства, в том числе, у продюсеров, постановщиков, которые делают цирковые выступления. Мы инициировали появление новых идей. И даже если возникает какой-то «перекрест» и кто-то у кого-то забирает идеи, то выигрывает все равно зритель.

По исследованию, которое мы проводили, почти 90% людей, посетивших шоу, говорят, что они придут на следующее. И порядка 60–65% людей пришли на шоу, потому что получили рекомендации друзей, знакомых, прочитали где-то положительные отзывы.

У вас большой опыт в управлении. Какие самые важные вещи для управленца?

Мне кажется, очень важно любить свое дело, стремиться быть в нем лучшим. Иметь способность анализировать большие потоки информации и выделять приоритеты. Без этого невозможно принимать эффективные решения. И еще мне кажется, очень важно работать честно, доверительно, профессионально со своей командой. Уметь эту команду мотивировать. Потому что в одиночку очень сложно добиваться хороших результатов.

Первые два пункта могут относиться и к тому, кто просто чинит обувь. Третий пункт более сложный, что он значит?

Я поняла, что людям, с которыми я работаю, очень важно давать всегда полную картину того, что мы собираемся делать. Не так, что вот эта информация для одних, а эта – для других. Не фрагментарная ее подача. Все члены команды, вне зависимости от функций, которые они выполняют внутри коллектива, понимают, куда мы двигаемся, какие задачи решаем. Тогда они работают эффективнее.

То есть вы вызываете весь коллектив – от менеджера по связям с общественностью до бухгалтера – и честно рассказываете, какая ситуация на данный момент?

Да. Не скрывая. И прошу совета, потом прошу вернуться на свои места, а если какая-то идея их «догонит», рассказать мне. Для меня также очень важно, когда есть баланс между работой и личной жизнью, увлечениями людей. Для меня не так важно, когда и где будет выполнена работа. Имеет значение результат. И я понимаю, что мои люди максимально ответственно относятся к обязанностям, они меня не подведут. В доверии возникает возможность самостоятельно планировать личное время. Мне кажется, это дает хорошие результаты.

Я ведь тоже работала с разными руководителями на своем пути. С кем-то было комфортно, с кем-то душно, невозможно. Я терпеть не могу менеджмент, когда меня мучают отчетами. Спрашивают: почему ты это сделал? Когда ты сделал? Дедлайны должны быть, но они должны быть комфортны для человека. Важно выдать результат.

Сейчас много говорят о бирюзовых компаниях. На ваш взгляд, какова перспектива новых управленческих решений? Что в ближайшее время будет мейнстримом?

Иметь бы crystal ball, в который посмотреть... Но я думаю, что будут уважение и честность по отношению к людям. И big data для внутренней обработки. А поскольку невозможно заменить мозг грамотного управленца, то за ним останутся выделение приоритетов и понимание, куда дальше идти. В какой-то момент только лидер способен, не дрогнув, принять риск, довериться своей интуиции, выбранной стратегии и добиться поставленных задач. Или понять, что сейчас внутренняя упертость вредит, и пришло время изменить курс, внести какие-то поправки. Какое принять решение – это есть и будет основная квалификация человека, который управляет коллективом и компанией.

Если вы увольняете человека, что вы ему говорите?

Сначала говорю, чем он был полезен и благодарю за работу, которую он сделал. Затем объясняю, по какой причине пришло время расстаться. И слушаю, что человек на это скажет, какая картина у него сложилась и почему. Как правило, разговор об увольнении возникает не сразу, он возникает как следствие большого количества сигналов. На самом деле это не увольнение как увольнение. Это чаще обоюдное желание расстаться.

Вам важно, чтобы человек ушел с хорошим настроением?

Абсолютно. Потому что земля круглая, и я не исключаю, что мы с ним где-то встретимся еще и еще. Когда у меня был сложный период в 2015 году, мы сократили гастроли, график. До того у нас было по два-три шоу в год, после 2015-го – по одному. И мне пришлось сократить примерно 15 человек в компании. Люди отнеслись с пониманием. И почти все, когда приезжает тур, работают с нами по договору.

На основании чего вы принимаете решения? Внутренних или внешних факторов?

Интуиция вроде как не относится к профессиональным качествам. Но я считаю, что интуиция имеет право на существование. Особенно если у человека достаточно большой успешный послужной список проектов, если его уважают. Ведь не зря во многих компаниях существует такая система, как «360 градусов». Это сбор отчетов, эмоций людей, с которыми ты работаешь. Очень полезно иметь обратную связь и не бояться ее получать. Знать, как тебя видят, воспринимают. Полезно бывает посмотреть в зеркало.

И вот эта интуиция тренируется в процессе многих лет работы, ежедневных принятий решений в очень быстро меняющихся обстоятельствах. Она формируется и становится правильным профессиональным качеством. Естественно, никто не отменял каких-то математических методов анализа и умения разбираться в финансовых показателях, экономических обзорах и перспективах развития.

Себе вы позволяете пользоваться интуицией. А сотрудникам?

Чувство должно быть аргументировано. Решение может появляться из интуиции, но если человек способен его проговорить и аргументировать. Почему он так считает. Это своего рода диалог.

Интуиция у вас где рождается?

А нужно разделять? В кончиках пальцев, наверное. Прислушаюсь в следующий раз и прослежу путь, где она рождается. Электромагнитный импульс, который через мозг проходит и трансформируется в речь.

Что для вас успех?

Когда к тебе за советом возвращаются собственные дети. Успех – это не свобода и деньги. Успех – это тест на зрелость. На ценности и приоритеты в жизни человека. То, что человек своим детям передает, и то, что они в нем видят, и трансформируется в новом поколении как понятие успеха. Если дети хотят услышать твое мнение о том, что для них важно в настоящий момент. Если ты успешен с их точки зрения. Если жизнь, которой ты живешь, для них важна, если они хотят быть на тебя похожи, то они придут к тебе за советом. Если нет, то остальные мерила успеха мне кажутся достаточно эфемерными. 

Текст: Тимофей Кареба
Фото: Ольга Гордеева
Материал опубликован в журнале Человек Дела #3(21), июль-август 2018


Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Я восхищаюсь редакцией «Chief Time», это настоящие профессионалы: во всём им хочется дойти до сути, ни одна малейшая деталь не остаётся без должного внимания. Они чувствуют своего собеседника, максимально точно улавливают всю информацию, а потом творят великолепный продукт на языке, понятном читателям...

Рамник Кохли (Ramnik Singh Kohli), глава Micromax Informatics в России и СНГ