бизнес журнал

Сергей Мовчан

Сергей Мовчан

Вице-губернатор Санкт-Петербурга – о том, как строить продуктивный диалог с предпринимательским сообществом. Сегодня этот диалог не беспредметный: речь идет о миллионах рублей господдержки. Особенно удивительно, что не все предприниматели об этом знают.

Сергей Николаевич, можно ли кратко охарактеризовать направление, которое вы возглавляете в правительстве города?

Я вместе с командой единомышленников занимаюсь промышленной и научно-технической политикой Санкт-Петербурга, развитием предпринимательства и потребительского рынка, а также городским государственным заказом. Наша общая задача – поддерживать оптимальный предпринимательский и промышленный климат. Как я уже сказал, работаю не один, у нас выстроена система взаимодействия органов власти. И хотите верьте, хотите нет, кроме всего прочего есть еще такое понятие, как диалог. Уверен, что диалог резко снижает возможность ошибок и неправильных решений. А когда существует диалог, в данном случае с предпринимательским сообществом и промышленниками, когда ты говоришь, и тебя слышат, и наоборот, – это правильно. Когда мне приходится выступать перед предпринимательским сообществом, я всегда обращаюсь к ним тоже как к единомышленникам. 

Посмотрите: бюджет города у нас на 46,5% формируется из налоговых платежей промышленности. Поэтому действовать без взаимного диалога невозможно.

Мы можем на разных уровнях власти принимать какие угодно решения, но если они не будут восприняты сообществом, если они не пройдут экспертизу в Ассоциации промышленников и предпринимателей, в Союзе промышленников и предпринимателей, на промышленных предприятиях или предприятиях малого и среднего бизнеса, то это будут искусственно созданные нормативные акты. Пользы они принесут мало, да и работать не будут.

И все же – как вы думаете, почему предпринимательство в значительной степени не принимает городские управленческие инициативы, даже невзирая на всю их новизну и актуальность? Давайте тогда конкретно: а что оно не воспринимает?

Если мы будем говорить о мерах поддержки, которые на сегодня существуют в городе, то хочу сказать, что это достаточно широкий набор финансовых (и не только) инструментов. Насколько я помню по цифрам, у нас зарегистрировано малых и средних предприятий около 350 тысяч. Это каждый со своим мнением, со своим пониманием процесса… Хочу сказать вот что: когда, например, у нас проходит заседание Общественного совета по развитию малого предпринимательства при губернаторе Санкт-Петербурга, Совет по поддержке предпринимательства, люди высказывают свое мнение по тем или иным нововведениям, по предпринимательскому климату в городе. Кстати, я ни разу не видел там какого-то остракизма или обструкции со стороны властных структур. 

Мы опросили десять случайно взятых знакомых предпринимателей: знакомы ли они с таким документом, как «Стратегия развития Петербурга 2030». И выяснилось, что никто ее не читал. Не могу сказать, что это какая-то репрезентативная выборка. Но это владельцы малого и среднего бизнеса. Как вы думаете, почему они даже не интересуются стратегией, которая уже написана и в которую, казалось бы, им уже стоило бы влиться?

Для меня это тоже в какой-то мере загадка. Почему наше предпринимательское сообщество, как вы абсолютно правильно подметили, мало информировано в вопросах, которые, по сути, определяют политику города в этом отношении? Возьмите, прочитайте, в каком направлении собирается двигаться город, какие приоритетные направления он собирается развивать в первую очередь. Существует, например, Государственная программа по развитию предпринимательства (с 2015 по 2020 годы), там тоже есть громадный инструментарий – именно в том, что касается мер поддержки. А некоторые и вовсе говорят: «Я все знаю, вы выделили субсидию в 150 миллионов на 2017 год, но ведь эти деньги получат только приближенные к вам предприниматели!» Во-первых, это категорически не так. Более того, каждый год выделение субсидий проверяет прокуратура города, равно как и другие надзорные органы.

Может быть, причина в том, что некоторые люди плывут по течению: я открыл свой бизнес, он небольшой, и больше меня ничего не интересует. Выходить на Комитет по промышленной политике и инновациям или на Комитет по развитию предпринимательства и потребительского рынка – зачем? Что я там найду интересного? Конечно, это неправильно.

В свое время, когда я еще только начинал работу в должности вице-губернатора, я посмотрел и понял, что у нас действительно колоссальное количество мер поддержки в этой области, как на субъектовом уровне, так и на федеральном. И я предложил своим коллегам: давайте сделаем единый сборник этих мер поддержки, чтобы все это можно было найти в одном месте. Это появилось у нас в печатном виде, в электронном виде. Но, видимо, все равно этого недостаточно.

Правительство города имеет задачу не только разработать эти меры поддержки, но и донести их до каждого, чтобы ими воспользовались. Есть же Фонд поддержки и развития предпринимательства, он сейчас составляет около миллиарда или полутора?

У нас есть Фонд содействия кредитованию малого и среднего бизнеса. Это организация, которая выступает гарантом, когда предприниматели обращаются за кредитом в банки, а также предоставляет микрозаймы. Полтора миллиарда – это другой фонд, мы про него тоже, наверное, поговорим.

Так вот, за десять лет – с 2007 по 2017 год – Фондом содействия кредитованию было оказано услуг почти 4000 малым и средним предприятиям. Иначе говоря, столько петербургских компаний с его помощью смогли получить средства для своего развития. За 10 лет банки выдали предпринимателям под поручительства Фонда более 52 млрд рублей кредитов. Плюс 755 млн рублей сам Фонд выдал в качестве займов по программе микрофинансирования. В итоге благодаря этому было создано 10,5 тысячи новых рабочих мест!

0080.jpg

Сколько заявок на эту помощь? Во сколько раз больше, чем Фонд может предоставить?

Гораздо больше, но я хочу сказать следующее: Фонд очень тщательно изучает ту компанию, которая к нему приходит, с точки зрения возвратности денег. Ведь вы понимаете, что так можно просто разбазарить деньги городского бюджета – и все, до свидания. Это тоже неправильно.

Теперь переходим на Фонд развития промышленности Санкт-Петербурга. Хочу сказать, что в 2016 году, в тяжелое для экономики время, губернатор нашел возможность выделить (а депутаты согласились с этим) миллиард рублей, потом было добавлено еще 500 миллионов. На сегодня Фонд получил 36 заявок с просьбой о выделении займов на общую сумму 3,27 миллиарда. Все они тщательно рассматриваются и проходят предварительную экспертизу. Одобрены проекты 10 предприятий на 884 миллиона рублей. 

Ну вот, по-моему, я эти цифры видел. Я удивился, потому что нужд у предприятий масса, а заявок всего на три миллиарда.

Опять же хочу сказать: ведь деньги возвратные. У нас очень тщательно происходит определенная ступенчатая работа по рассмотрению этих заявок. И вот когда в наблюдательный совет поступают уже окончательные документы, они проходят определенное сито: ведь мы же четко понимаем, что эти деньги должны вернуться в городской бюджет.

Да-да, я понимаю. Но самих заявок на три миллиарда всего! Люди пришли и сказали: а нам, знаете, всего три миллиарда хватит…

У нас был нижний предел от 50 миллионов и верхний – до 100 миллионов. После того как мы поработали и поняли, что наши предприятия готовы совсем к другим масштабам, верхний предел был поднят до 150 миллионов, а нижний опущен до 30 миллионов. Это как раз та наработка, которая прошла обсуждение с промышленниками, те предложения, которые они высказывали. Я хочу напомнить о том, что Фонд выдает займ под 5% годовых на пять лет. Банки, как вы знаете, наверное, выдают кредиты на совершенно иных условиях.

Но у Фонда есть обязательное требование, чтобы была залоговая масса. А в основном предприятия уже перекредитованы, закредитованы и так далее. Это раз.

Второе: Фонд по промышленности не имеет права выдавать займ на производство военной техники. Мы рассматриваем заявки, связанные исключительно с выпуском гражданской продукции. И это обязательно должна быть инновационная продукция.

Замечу, что, вполне возможно, через некоторое время мы сможем снизить процентную ставку. В рамках Фонда началась крайне интересная программа по лизингу. При этом, если предприятие использует импортную технику, то фонд финансирует до 50% расходов, связанных с ее приобретением, а если отечественную технику – то уже 80%.

Давайте вернемся к основным мерам помощи предпринимателям малого и среднего бизнеса: о чем еще идет речь?

Те субсидии, которые существуют, – в прошлом году это было 150 миллионов – распределяются по нескольким параметрам. Например, на восполнение части арендной платы, на социальное предпринимательство, на организацию выставочных мероприятий. Существует, по-моему, порядка семи программ. Потом есть ЦРПП – Центр по поддержке и развитию предпринимательства. Там достаточно большой спектр услуг оказывается бесплатно. Мы сейчас усиленно работаем с Российским экспортным центром. У нас есть с чем выходить за рубеж, есть чем мы можем похвастаться, и, самое главное, есть что продать.

У меня есть вопросы от членов нашего бизнес-клуба позитивного развития «Человек дела». Олег Кацюба спрашивает: почему буксует программа государственно-частного партнерства?

Не могу согласиться, что эта программа буксует. Замечу, что наш город занимает лидирующие позиции среди регионов России по развитию программ государственно-частного партнерства. 

Еще один член клуба – Виктория Нестерова – напоминает о необходимости защищать интересы отечественного производителя.

Конечно, отечественный производитель для нас в приоритете. Есть разные формы поддержки. Например, такая – специнвестконтракт, СПИК. Что это такое? Это взаимные обязательства предпринимателей и власти. Компания выражает готовность создать новое современное производство и наладить выпуск продукции. Причем инвестиции должны быть не менее 750 миллионов рублей. Со стороны государства тоже есть обязательства – предоставить определенные преференции. Мы, конечно, смотрим: что это за производства приходят к нам и что они собираются делать? Например, я категорически против всякой отверточной сборки. Пусть даже самое знаменитое предприятие собиралось бы к нам, но, согласитесь, промышленный потенциал нашего города неизмеримо выше.

И важнейший вопрос – о самом смысле предпринимательства. Считается, что его главная цель – извлечение прибыли. Не кажется ли вам, что нужно постепенно приходить к иной цели: благо города, страны? Может быть, цель предпринимателя – делать нечто, что будет в помощь остальным? Никто не отменяет прибыль, но почему она на первом месте?

Вы сейчас сами сказали абсолютно правильную вещь: никто не отменяет прибыль. Давайте так скажем: для того чтобы оказать помощь, скажем, какому-то детскому дому или конкретно какому-то физическому лицу, – собственно, для этого предприниматель и должен получать прибыль. Плюс прибыль тратится и на то, чтобы обновлять производство… Это уже благо для города и для страны. У нас в свое время был «всплеск» разных благотворительных фондов, и под это очень много денег собиралось у предпринимательского сообщества. Но произошло и несколько некрасивых историй, связанных с тем, как тратились эти деньги. Это очень серьезный вопрос. 

Вопрос от Сергея Федоринова, который тоже является членам нашего клуба, даже скорее просьба. Можете ли вы в нескольких предложениях озвучить запрос от руководства города предпринимательскому сообществу, как заказ: какие инициативы город хотел бы увидеть от предпринимательского сообщества?

Очень хочется, чтобы было больше таких инициативных людей, как Сергей. Чтобы люди выходили с критикой, но также и с предложениями о том, что можно изменить к лучшему. Наверное, самое главное – это в продолжение вашего предыдущего вопроса, – чтобы помимо извлечения прибыли люди продолжали оставаться людьми. Чтобы мы с вами вместе растили следующее поколение предпринимателей – социально ответственных, профессиональных, грамотных, интересующихся делами не только своего производства, но и человеческого общества в целом.

И еще раз: если мы будем инициативными и наше предпринимательское сообщество станет еще более смелым и инициативным, это пойдет на благо и обществу, и стране, и каждому из нас.

Интервью на канале «Человек дела»


Интервью: Тимофей Кареба
Фото: Дмитрий Андреев 
Материал опубликован в журнале «Человек Дела» №2 (20), апрель-май 2018


Livejournal
(Нет голосов)


Комментарии:


Ваше имя: 

Введите Ваше сообщение

:








Журнал Chief Time для iOS Журнал Chief Time для Android

 

ht
отзывы о журнале
x
отзывы о журнале
Наша история о себе, о том, как мы создавали компанию в рубрике «Гость номера» оказала заметное влияние на доверие к компании в целом. Партнеры и соискатели узнали о нас больше, многие заочно познакомились с нами благодаря подписке на журнал. Интервью понравилось и нашим клиентам – отношения стали более доверительными...

Александр Гарашкин, генеральный директор компании «Фонд Квартир»